Акварели Невской
Волны

Каталог статей
Меню сайта


Категории каталога
Заметки по акварели [14]
Некоторые замечания об АКВАРЕЛИ и акварельных материалах.
Мой путь в Акварель [9]
Расширенный ответ на часто возникающие вопросы.
Акварель. Создание Артефактов [2]
Пленэрные истории [7]
Описываемые события не выдуманы, а их участники реальны...
Просто истории [32]
Заметки на полях [1]
Много их у меня накопилось, часто спорных, а иногда и противоречащих друг другу...
Рассказы об акварелях [14]
Кот, бегущий краем лужи [11]
микро роман
Мои статьи для книги Sprechende Aquarelle [1]
Башанта [4]
Сборник рассказов, правдивых, и не очень


Форма входа


Поиск


Друзья сайта
Евгений Кисничан

Лев Каплан





    ArtNow - продажа картин




Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Приветствую Вас, Гость · RSS 2023-02-01, 3:54 PM
Главная » Статьи » Мои статьи и рассказы » Кот, бегущий краем лужи

Кот, бегущий краем лужи (9) Лавандовый бой (10) Утренний садовник

9. Лавандовый бой

 

…Их путь лежал от самого Эвксинского Понта до зарослей волшебной лаванды. Отряд юных амазонок, со совсем недавно ритуально выжженной правой грудью, под командованием старого кентавра, скрытно пробирался горными тропами Тавриды. Хромоногий кентавр едва поспевал за желторотиками, ворча про себя на царицу Ипполиту, приказавшую ему сопровождать этих безбашенных девиц, которые, так не аккуратно собирали все придорожные репьи на свои модно выстриженные гривы…

 

Машина десанта не смогла подойти ближе, так что предстояло выдвигаться в гору ещё около полутора километров.  Спешившись, взвод продолжил движение, распугивая по пути акрид, пчёл-ксилокоп, и крымских желтобрюхих полозов, размером со среднего удава. Тени прятались от жаркого полдня, боевая нагрузка превышала штатную, но отряд не снижал скорости. Флейц шёл в арьергарде прихрамывая, и стараясь не отставать.

Наконец, перед ними открылся дивный лавандовый луг, над которым незвучно и плавно парили эльфийки в лилово золотых одеждах, иногда замирая в прекрасном стазисе над цветущей лавандой вместе с махаонами, поликсенами, и бражниками. Очаровательные эльфы настолько приковывали внимание, что можно было не заметить кучку людей в раскорячку, жмущих на кнопки фототехники. «Фотохудожники», - подумал  Флейц.

Неподалёку, на фоне зеленеющих гор, возвышался Массандровский дворец, находящийся под защитой вневедомственной охраны. Время шло, а официальное разрешение на операцию «Лаванда», похоже, основательно запаздывало. Флейц внимательно оглядел местность, оценил дистанцию до будок охраны, опытным глазом отмечая скрытые камеры наблюдения.  Взвод начал быстро окапываться на своих позициях. Треноги мольбертов прочно вошли в землю, планшеты растянули мокрые листы бумаги, а боеголовки кисточек жадно вобрали акварельную краску. Этюдники задрожали от первых ударов кистей. Взрывы красок мгновенно наполнили бумагу, бликуя водой в лучах склоняющегося к закату солнца. Капитан Воронин  жевал травинку и смотрел, на пока ещё далёкие фигурки взволнованных охранников, бегущих со стороны дворца явно не с приветственными намерениями. Похоже они собирались грудью заслонить луг от набежавшей акварельной саранчи. Когда запыхавшаяся охрана уже находилась в опасной близости, взвод тут же перестроился в каре, ощетинившись ножками этюдников со всех сторон. Флейц улыбнулся: такая оперативность бойцов только радовала. А ещё он заметил, что  замаскированные в дальних кустах фланговые группы, смогли передислоцироваться в тыл противника, создавая плацдарм для продолжения работы. Но их тоже засекли камеры противника. Так что, всё пока выходило  неверным боком, а наступление свелось к локальным стычкам в обороне.

- Нельзя рисовать! Не положено без документа, - охранники размахивали руками, пытаясь ближе подобраться к ушедшим в глухую оборону акварелистам. Перегнувшись через частокол этюдников, в качестве документа, Флейц предъявил свою седую бороду члена Союза художников России. Первая атака была отбита, рвение охранников несколько ослабло, но должностные обязанности продолжали теребить им ширинку, требуя официальной бумаги за печатью крымского Минкульта. Флейц пробовал уточнить их претензии, махнув рукой в сторону луга:

- Фотографировать можно, а рисовать нельзя?

- Фотографировать можно, а рисовать нельзя, - чуть помедлив высказалась охрана. Затем добавила, как бы намекая, - Всё равно, вы разрешения не получите2.

Флейц не счёл нужным прямо  влиять на причины такого странного запрета, тем более что охрана украдкой оглядывалась в сторону  дворца, как будто  и за ними кто-то следил. Тогда он решил потянуть время. Достал из кармана скетч бук, повернулся спиной к дворцу, и, не оглядываясь, быстро нарисовал его в подробностях вместе с охранниками:

- А так можно?

- Ух, шайтан! – охранники вытянули шеи, разглядывая рисунок.

Пока они узнавали себя, и тыкали друг в друга пальцем, Флейц выдернул из бороды самый длинный волос, что-то пробормотал, и порвал его пополам. Однако принцип Хоттабыча не сработал, необходимая бумажка от Минкульта не появилась, а потому пришлось воспользоваться более прозаическими технологиями, и он позвонил в штаб по мобильнику выяснить причины задержки.  А в штабе Ольга всё ещё раскручивала ленивые колёса канцелярской машины, наспех смазывая скрипящие места, и подтягивая расхлябанные винтики. От её стараний, очнувшийся Минкульт выдал официальное разрешение на проведение операции. Охрана нехотя капитулировала, унося с собой подаренный рисунок, а взвод акварелистов смог вернуться к своему созидательному труду.

Наверное, необходимо отметить, что взвод больше походил на модельное агентство, чем на боевой отряд,  некоторым образом напоминая израильскую армию. Флейц сидел на складном стульчике, прикупленном вместе с роялем у Петровича, ел мороженку, и смотрел на  увлечённых акварелированием девушек. Сам он к этому подразделению «Сестёр отечественной акварели» имел отношение опосредованное, через Ольгу, которая поручила ему курировать один из пленэров. Отгоняя прикладом муштабеля назойливых крымских пчёл от мороженки, Флейц задался вопросом: что же, всё-таки, заставляет этих девушек потеть в трудах, а не парить над лавандой вместе с эльфийками перед объективами фотоаппаратов?  Однозначного ответа найти не смог. Через пару минут ленивого раздумья, он посмотрел на часы, затем на солнце, и скомандовал своей прекрасной армии:

- Шаббат, шалом!

Девочки оторвались от этюдников, расправили намокшие от жары крылышки, и дружной стайкой полетели туда, где треск зеркалок и дух лаванды, ещё продолжали закатное веселье. Между тем, под влиянием волшебных запахов цветущего луга, эльфы сменили плавность движений на фигуры высшего пилотажа, чем заставили фотографов принимать более извращённые позы, исходя из возможностей построения кадра.

Вместе с вечерней прохладой явилась охрана для зачистки территории от не в меру расшалившихся  эльфов, изрядно надоевших фотографов, и расшумевшихся акварелистов.  Запоздавшая машина пришла за хмельным от лавандового нектара отрядом уже в сумерках. Под мерный гул мотора, только что неугомонные бойцы начали быстро клевать носами, и скоро заснули. В окнах автобуса, по недвижному звездному небу проплывали тёмные абрисы кипарисов. Флейц прикладывался к оставшемуся нектару и тихонько дудел в сампонис3, поглядывая на Ольгу, сосредоточенно ведущую машину десанта. Ему стало так хорошо, словно эта ночь будет вечной, а устать от неё никак невозможно. Блаженны верующие в асфальт! Автобус сильно тряхнуло перед началом следующей главы.

Примечания:

1Капитан Воронин - капитан Советского Ледокольного флота, в 1932 году на ледоколе «Сибиряков» впервые в истории за одну навигацию прошел Северным Морским путем. Герой песни Бориса Гребенщикова.

2Рисовать-то, конечно, можно. Но внятных пояснений, по этому поводу, охрана не смогла дать, или  не хотела.  Возможно их напугала толпа с громоздкими этюдниками, и они сочли это групповым сборищем, что требует специального разрешения.

3Сампонис – индейская блок-флейта.

 

 

10. Утренний садовник

 

Цветы в мастерской не переводились.  Их было всегда много. В лучах просыпающегося дня, к ним приходил Утренний Садовник. Конечно, Садовник ухаживал за цветами и в другое время суток, но Утренний, был самым романтичным. Ольге нравилось, как он  осторожно раздвигал рукой стебли белых хризантем, чтобы наполнить вазу живительной влагой, и как тщательно опрыскивал раскрывающиеся бутоны алых роз. Она закрепляла бумагу на планшете, и с удовольствием рисовала Садовника. Однажды Ольге пришла мысль, что Садовник не имеет отношения к её собственной реальности, может быть, тоже придуманной наспех, что уже теперь совсем неважно. Серая туча зацепила Демерджи, постепенно скрывая  вершину горы, и просыпалась холодным дождём на Алушту. Садовника смыло,  как и всё то, что с ним было связано. Исчезли и цветы.  Ольга пыталась убедить себя в том, что ей никто не нужен, а окружающий  социум - только источник проблем. Так бы взяла расстреляла всех.  Ну не всех, хотя бы роту, или взводик.  Жалость и мизантропия одолевали Ольгу. Она разревелась, и размазывая слёзы по щекам, потянулась сумочке за сигаретой.  Курила она крайне редко, но иногда умела поплакать, успокаивая себя тем обстоятельством, что она девочка, ей можно.  

Лето кончилось так, как кончается увлекательный сериал с плохо написанной концовкой. Иван колесил по турецким курортам в поисках места для следующего гешефта, а Марти, предоставленный самому себе, решил не скучать и смотаться в Сочи, куда его давно приглашали и ждут слёзно. Врал он, или нет, неизвестно.  Октябрьские гастроли длились всего неделю, а вот  малоприятное послевкусие от них растянулось до следующей весны. Точнее, не от самих гастролей, а от их последствий, которые, можно сказать неизбежно настигли Марти.

Всемирная Сеть простирала свои неисчислимые паучьи лапы уже не только к смартфонам и ноутам. Все вещи и предметы, были щедро утыканы блютус, вайфай, и джипиэс, не говоря уже о видеокамерах. Упаковки продуктов в супермаркетах стучали о просрочке в Роспотребнадзор, холодильники докладывали информацию о своём содержимом на  мобильник хозяина , а установленное в метро программное обеспечение, позволяло эффективно отлавливать уклонистов от священного долга перед Родиной. При такой тотальной электрификации всё, успешно и без накладок, работать не хотело.  Неоднозначно завершился медицинский эксперимент по скрытной передаче унитазами анализов пациента непосредственно его лечащему врачу. Сервисная система нано-реактивных двигателей, корректирующая с помощью джипиэс-навигатора падение фекалий в унитаз, давала сбои, и часть анализируемого материала иногда залетала прямо в окна ближайшей поликлиники на всеобщее обозрение.

Тем не менее,  в этой постоянно развивающейся паутине всеобщего доносительства, потеряться было сложно даже одинокому мужскому носку в стиральной машине. Сочинские онлайн камеры зафиксировали видео, где Нефритовый Байкер летал над Курортным проспектом, распевая то ли «Вечерний звон», то ли «Hells Bells»1, весь обвешанный обнимающими его полуголыми профитролями. Реальность показалась тесной для этого события - видео попало в Ютуб,  и по обыкновению, дошло до того, кому и знать о нём не только не надобно, и даже вредно. Сам Марти, хоть и расценивал последнее досадной случайностью, но как умел, искренне жалел о содеянном. Ну да, случилось, так и забыть - не задача. Иван в ответ так же искренне не поверил, полагая, что тот катал профитролей не только на мотоцикле.  Доказательством обвинения стал яркий момент, когда голда неслась на круиз-контроле, а Марти, вместо ручки газа попеременно сжимал трясущиеся бюсты девиц. Байкер, устав от упрёков, хотел было надеть топик с надписью заглавными буквами во всю спину «IF YOU CAN READ THIS, THE BITCH FELL OF», что в переводе, означает примерно «баба с возу – кобыле легче». Но такой откровенный дофинизм оказался ему не по размеру, застрял где-то не дальше подмышек, отчего Марти стал быть похожим на бронеколпак, под которым  кипятилось  дерьмо, добирая последние градусы.  От взрыва броня подпрыгнула, потом резко осела, подняв пыль с три дня не метеного пола. Байкер превратился в куклу-даруму2, пустыми глазами наблюдая за  Иваном, собиравшим чемодан в решительной уверенности уехать к маме. На полу валялись рыжие пряди, грубо обрезанные кухонными ножницами. Корма удаляющейся «Ямахи», подсвеченная габаритными огнями, ещё долго мелькала во внезапно нарисовавшемся зрачке Байкера. Мелодия нефритовой флейты перешла в хрип, а Утренний Садовник основательно загрустил.

Поначалу, Флейц попробовал найти положительные стороны в этом исходе. Утренняя овсянка и необходимость побелки потолка были немедленно упразднены, вечерние носки обрели привычное место под кухонной табуреткой, однако это совсем не успокаивало. Тиннитус каркал всё громче, а моль начала откровенно посматривать не только на кисточки и бумагу, но и на Ундервуд.

Как говорил Бодхидхарма: «сентяб, октяб, тяп-тяп, и май». За окном две вороны уже строили на зеленеющей берёзе пентхаус. По исчёрканному электрическими проводами синему небу, погоняемая ветром, одиноко кружила широкопалая полиэтиленовая перчатка. Коронавирус победно маршировал по планете, а Флейц, с потаённой надеждой, пялился в Вайбер, пытаясь дождаться ответа. Голос OL подчёркнуто молча разнёс в клочья его территорию 37-го уровня в «Thug life»3, пока не исчез совсем.

- Слышь, Кормчий, глянь, может она не ушла ещё, а только на пороге трётся? - попробовал успокоить Арктур Флейца.

Примечния:

1«Hells Bells» -вольный перевод с англ.: адские бубенцы. Песня австралийской хард-рок-группы Аки/Дуки.

2Дарума — японская традиционная кукла-неваляшка, олицетворяющая Бодхидхарму. И далее по тексту: когда загадывают желание, то рисуют кукле зрачок в пустом глазу.

3«Thug life»- англ.: бандитская жизнь. Игрушка в Вайбере, для тех, кому там больше нечего делать.

 

(продолжение) 

(в начало)

(к предыдущей части)

Категория: Кот, бегущий краем лужи | Добавил: kuzema (2022-11-25) | Автор: Кузема Константин Станиславович
Просмотров: 64
Всего комментариев: 0

Имя *:
Email *:
Код *: