Акварели Невской
Волны

Каталог статей
Меню сайта


Категории каталога
Заметки по акварели [14]
Некоторые замечания об АКВАРЕЛИ и акварельных материалах.
Мой путь в Акварель [9]
Расширенный ответ на часто возникающие вопросы.
Акварель. Создание Артефактов [2]
Пленэрные истории [7]
Описываемые события не выдуманы, а их участники реальны...
Просто истории [32]
Заметки на полях [1]
Много их у меня накопилось, часто спорных, а иногда и противоречащих друг другу...
Рассказы об акварелях [14]
Кот, бегущий краем лужи [8]
микро роман
Мои статьи для книги Sprechende Aquarelle [1]
Башанта [4]
Сборник рассказов, правдивых, и не очень


Форма входа


Поиск


Друзья сайта
Евгений Кисничан

Лев Каплан





    ArtNow - продажа картин




Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Приветствую Вас, Гость · RSS 2022-11-27, 11:39 AM
Главная » Статьи » Мои статьи и рассказы » Кот, бегущий краем лужи

Кот, бегущий краем лужи (6)Письмо (7) Слон в руку

 

6. Письмо

 

До лета было ещё пять месяцев. Флейц счёл предложение Петроль пустой шуткой, а затем и полной утопией, из-за своего прогрессирующего домоседства. Однако воспоминания о Крыме всколыхнули его столь сильно, что он с головой погрузился в миры прошлой, и, возможно, будущей памяти. Ему отчаянно захотелось солнца во всё небо, густо пахнущего йодом морского воздуха, и мокнущих в полосе прибоя куриных богов1. Каплями, переполнившими чашу, стали фотографии, которыми Петрольчик дразнила его по Вайберу. Окончательно размокший от мечтаний, он тут же купил авиабилет в Крым, чтобы хоть как-то поторопить события. Денег на карте почти не оставалось, но это не особенно беспокоило. Скоро  два Рождества, затем – три Новых Года, так что, время для локальных чудес ещё хватало.

Вопреки убеждениям  синоптиков,  начало зимы оказалось неожиданно снежным, если не сказать, сказочным. Так что понаехавшие Али-Баба и его сорок разбойников из Спецтранса, не сидели без дела, а потому Флейц шёл в «Пятёрочку» за актуальными ингредиентами для «Кровавой Мэри» по уже расчищенным дорожкам. У магазина Аладдин выгружал из машины апельсины и хурму. Кондиционеры капали на крыльцо и было скользко. Мерчендайзер, черноволосая красавица Будур, уперев руки в располневшие от занимаемой должности бока, переживала за мужа:

- Аладдин, куда прёшься, пакость такой! В право ходи, в лево не ходи, совсем кирдык будешь!

- Что я, чурка нерусский?2 – обижался Аладдин, выдыхая клубы пара в морозный воздух, - что я, не понимаю?

«Много их, теперь здесь, сказочных-то», - проворчал Флейц по-стариковски, но сказка совсем не собиралась сдаваться. Зазевавшегося Флейца обогнал молодой человек с рюкзаком на плечах. В профиль он был похож то ли на аиста  то ли на калифа,  а в фас - напоминал Романа Абрамовича3. Мысль о том, что  это был сам Роман Аркадьевич, показалась абсурдной.

- Привет, как дела? — спросил незнакомец, и улыбнулся так открыто, будто тысячу лет и ещё один год знакомы.

Флейц рассеянно буркнул, что они вместе на брудершафт не пили, в детсаду на одном горшке не сидели, и  попытался его обойти. Незнакомец забежал вперёд,  и опять за своё:

- А что, надо быть обязательно знакомым, чтобы просто спросить, как дела?

Этот простой вопрос загнал Флейца в реальный тупик. Он остановился в замешательстве и попробовал обойти столь навязчивое инкогнито  с другой стороны.

- Я вам мешаю жить? Извините,— с  чеширской улыбкой сказал незнакомец, после чего исчез за углом «Пятёрочки».

Драного халата на нём не наблюдалось, и бриллиантовые звёзды на подкладке не светились. Но размеры рюкзака казались многообещающими. Задним числом Флейц подумал: «Нехорошо получилось. А вдруг это был сам Гарун-аль-Рашид? А я его нахрен послал! Или всё же Роман Аркадьевич?  После недолгих раздумий о себе и Абрамовиче, Флейц  махнул рукой делая вывод, что парится не о чем.

В ночь под рождество Флейц не ложился спать. Открыл свой старенький Ундервуд, кликнул лежащий на панели задач Ворд,  затем оглянулся на окна и дверь, и прерывисто вздохнул3.

 «Милая моему сердцу Петроля, – писал он, – Живу надеждой, на нашу с тобой встречу в краю, где море, горы, весна, и цветы!»4

Закончив печатать одним пальцем первую строчку, Флейц перевёл глаза на темное окно в котором отражался экран ноутбука, и живо представил себе Петрольчика. Настолько живо, что даже самому стало неудобно. Он покосился на старенькую бабушкину икону в дальнем, и темном углу своей прокуренной хижины. За окном, бесстыдно уткнувшись в облако, сиял огромный газпромовский перст, освещая собой на десяток километров вокруг заснеженные крыши многоэтажек и посеребренные инеем сугробы. В мастерской было холодно по обыкновению. Флейц еще раз вздохнул, хлебнул «Кровавой Мэри», мечтая о том, как они с Петрольчиком будут пить шампанское под водой, и делать ещё много такого, о чём он даже не задумывался прежде.  Иногда художественное воображение заводило его несколько далее общепринятых моральных устоев. К удивлению,  перечисление вариантов заняло всего пол страницы, и напоминало сокращенную Камасутру без картинок, с той разницей, что в тексте постоянно фугировали чёрно-розовые китайские ролики. Оставалось предположить, что большее разнообразие можно извлечь позже, исходя из предлагаемых обстоятельств.

 Преисполненный оптимизма, Флейц смотрел на пэдээфку электронного билета, скачанную в центр рабочего стола. Убаюканный сладкими фантазиями, он задремал. Сквозь  волшебную дырку куриного бога он видел пальмы, кипарисы, деревянного жирафа, и слона на гусеничном ходу с хоботом 125-го калибра, направленным в сторону Турции5. И ещё он увидел Петрольчика в стрингах со стразиками от Сваровски, сидевшую на парапете алуштинской набережной, напротив терминатора Т-2000 . Она беззаботно болтала ногами, и солнечно улыбалась. А кругом – Крым, такой бесстыдно-весенний, что глаз радуется!

- У тебя как, один, или оба глаза в радость впадают? – спросил разбуженный Голос, и саркастически добавил, - Стразики, блин… Губоскатку-то, не забудь. Или то же здесь купим?

 

Примечания:

1Куриный бог ( глаз бога, собачий бог, ведьмин камень, стрела Перуна) — небольшой камень с отверстием естественного происхождения.

2"Что я, чурка нерусский?" Эту фразу, я сам слышал от гастарбайтера, разговаривающего по мобильнику.

3В своё время, Роман Абрамович, слыл самым крутым коллекционером живописи.

. 3В сцене письма Флейца к Петрольчку, Переделанные фрагменты из рассказа Чехова "Ванька".

4"Живу надеждой, на нашу с тобой встречу в краю, где море, горы, весна, и цветы!»" . Заимствование из песни Лёши Макрецкого, моего друга юности.

5"Деревянный жираф, и слон на гусеничном ходу, с хоботом 125-го калибра", действительно есть на набережной Алушты. Есть и терминатор Т-2000 с простреленной насквозь головой, отчего его голова, приобретает, по мнению отдыхающих, обретает свойства с куриного бога. (перечислены некоторые скульптуры, приобретённые Александром Лебедевым для города Алушты)

 

7. Слон в руку

…В свете ажурных фонарей, с папкой под мышкой, Василий Кандинский1 брёл по вечернему парижскому бульвару. Мелкие капли с неба лениво тонули в лужах. Дождь усиливался, и постепенно начинал превращаться в нечто весьма неабстрактное.  Это  полужидкое нечто обильно стекало с веток раскидистых деревьев на  его плечи и голову, окончательно превращаясь в г…

«Бинго!», - Флейц,  даже подпрыгнул на диване, чувствуя запах Кензо-спорт-экстрим. Он вспомнил древнее поверье художников, что г@вно — это к деньгам, а заодно и старца Мефодия Зорина, который мог поразительно точно предсказывать денежный эквивалент подобных снов. Мзду старец не брал, и практиковал чисто из альтруизма, зная не понаслышке быт  большинства художников. Основу его анализа составляли две базовые зависимости: количество г-на, и степень физического с ним взаимодействия, но при условии, что этот продукт жизнедеятельности, должен быть всенепременно от Homo sapiens, а не какими ни будь  canis stercore2. Так же, Мефодий был твёрдо уверен, что г-но имеет свой биржевой курс, и давал прогноз в условных единицах. Выглядело следующим образом. Просыпается какой-нибудь неумытый Модильяни, и  тут же звонит Мефодию, который уточняет обстоятельства происшедшего, и выносит вердикт: «Ну, это на сотку, к завтрему». Не случившийся Ренуар3 вздыхает,  и идёт досматривать сон, в надежде «наспать»  ещё, хотя бы половину столь необходимых ему фекалий.

Электронные часы светились на восемь утра. С приснившимся продуктом у Флейца оказалось более чем обильно и без Мефодия, осталось только конвертировать его в твёрдую валюту, что и не замедлило  себя ждать. Раздался звонок. Вообще-то, Флейц не отвечал на столь ранние вызовы, потому как обычно, спал до полудня.  Но, во-первых,  сон знаковый, а во-вторых, так бесцеремонно могла доставать только одна известная организация, в которой и  денег хватает, и г-на, кстати, то же. На чём и сидят. Оказалось, им срочно понадобились акварели, даже не срочно, а буквально вчера. Доказывать обратное он даже не думал, а потому продрал глаза, оторвал свою невыспавшуюся лень от дивана, собрал работы, и ушёл в Утро.

Утро для Флейца - другой мир, в котором он бывал нечастым гостем.  Как сомнамбула, плёлся в переходах метро, с раздутой от акварелей папкой-нулёвкой, окруженный бредущими на работу инопланетянами. Даже столь временное соучастие в этой безысходности, вызвало у Флейца приступ мизантропии – пока ехал,  цены накрутил в два раза против обыкновения.  Однако закупка оказалась на конкурсной основе, что стало сюрпризом. В Гранд-фойе уже стояли полутораметровые ведуты4 маслом, кисти придворного кунстмалера стилизованные под петровские времена. Флейц разложил рядом с ними свои империалы, которые в сравнении показались не больше почтовых марок, отчего несколько приуныл.

Явилась  приёмочная комиссия. Сегодня организацию посещала государыня-мать. Флейц наблюдал в  окошко, как её провожали до кареты, упряжённой цугом из шести чёрных майбахов5 в императорских плюмажах. Похоже, обошлось без выволочек, люлей и пистонов, а потому все пришедшие находились в видимом хорошем настроении.

- К черту масло, – сказала некая статс-дама, глядя на колченогую фигуру Петра, в пьяном угаре обнимающего корму любимого ботика. Все дружно согласились с её вердиктом, отчасти, что она тут была за царя, отчасти, что сами в живописи не шарили, а сам Флейц проникся уважением к её словам. Обметая кринолином зеркально-чистые полы,  просветлённая дама не спеша выбрала десяток акварелей. Цены не спросила, приказала камердинеру расплатиться, с чем и удалилась вместе со свитою. Тут Флейцу карта и пошла, он насчитал что-то очень даже круглое. В задумчивости почесал ухо, потом другое, но совсем уж округлять не стал. Камердинер даже бровью не повёл от названной цифры, только кивнул головой, а по вопросу оплаты, назвал адрес и время. Затем помедлил, глянул в глаза художника, и  записал для него эту инфу на бумажке.

На следующее утро Флейц стоял у двери ординарного петербургского дома, прямо в центре «Бермудского треугольника». Так называют место, ограниченное по углам Измайловским собором, Симеоновской, и Пантелеймоновской церквями.  Иногда там исчезали целые дома, и появлялись другие, но с той разницей, что в отличие от иных районов, вместо стекло-стального новостроя, материализовались  призраки прошлого. Так что, Город здесь жил особой жизнью. Флейц позвонил в медный звонок. Резко запахло кошками. Кожаная, вся в потемневших заклёпках дверь, приоткрылась. В проёме возник сумрачный  человек в чёрном халате, и с прямотой римлянина спросил:

- За каким хреном?

Флейц растерялся. Ответа на такой пароль ему не давали,  он потянулся за мобильником, чтобы прояснить обстоятельства. Однако мобильная связь почему-то отсутствовала, так что Флейцу ничего не оставалось, как сразу перейти к сути вопроса:

- Художник я, за деньгами пришёл.

- Дожили! Чуваки с улицы приходят, денег требуют!

 Чёрный человек утратил свою сумрачность, сложился от смеха едва ли не пополам, однако обернулся, и крикнул внутрь:

 - Эй, служивые, тут художник на пороге отирается, денег просит. Кто-нить, в курсе?

За дверью раздался шум хлопающих крыльев. На пороге появилась бабулька в ситцевом платочке, отряхнула разноцветные перья с чёрных нарукавников, и приветливо так спросила:

- Акварелист?

- Ага! – Флейц расплылся в улыбке облегчения.

Получив утвердительный ответ, бабуля пригласила Флейца внутрь квартиры, и усадила подождать в кожаное полукресло с облупившимся от времени лаком на подлокотниках. Он огляделся. Столы с зелёным сукном были заставлены релейными калькуляторами, механическими арифмометрами, а также бухгалтерскими счётами, среди которых он сумел разглядеть даже японский соробан6.  Ни одного компьютера здесь не наблюдалось. Чёрные халаты увлечённо  скрипели музейными девайсами, не обращая никакого внимания на пришельца. Бабуля вернулась минут через пять, с большим мусорным мешком в обнимку:

- Пересчитай, касатик.

Флейц заглянул в мешок, а там  деньги пачками, перетянутые  цветными резинками. И номиналы, блин, как на паперти собирали. Спасибо, хоть монетками не отсыпали. Поковырялся в них минут пять, махнул рукой, и дал расписку, что он, Акварелист, получил весь причитающийся  гонорар за такие-то акварели.

…Он не помнил, как оказался на улице.  Окинул взглядом снующих вокруг добрых людей, посмотрел на голубое небо, оглянулся в сомнении: вроде дом не тот, куда входил. Немного постоял, покурил, перекинул мешок с деньгами за плечо, и направился к ближайшему метро, тихонько напевая арию мельника из «Русалки» Даргомыжского.

 Так что,  всё обошлось сейчас без участия Романа Аркадьевича, а лето в Крыму с Петролей, приобрело конкретные цифры.

Примечания:

1Василий Кандинский  считается отцом абстракции в живописи.  Кстати, первая его картина в этом жанре, была написана именно акварелью.  

2Canis stercore (лат.) - г@вно собачье.

3Думаю, не надо объяснять разницу гонораров между Модильяни и Ренуаром.

4Ведута – городской пейзаж.

5Майбах – немецкий автомобиль высшего класса.

6Соробан – японские счёты.

В Алуште.

(продолжение ) 

(в начало)

(к предыдущей части)

 



Источник: http://kuzema.my1.ru/
Категория: Кот, бегущий краем лужи | Добавил: kuzema (2022-11-14) | Автор: Кузема Константин Станиславович
Просмотров: 21
Всего комментариев: 0

Имя *:
Email *:
Код *: