Акварели Невской
Волны

Каталог статей
Меню сайта


Категории каталога
Заметки по акварели [15]
Некоторые замечания об АКВАРЕЛИ и акварельных материалах.
Мой путь в Акварель [9]
Расширенный ответ на часто возникающие вопросы.
Акварель. Создание Артефактов [2]
Пленэрные истории [6]
Описываемые события не выдуманы, а их участники реальны...
Просто истории [10]
О разном [2]
Заметки на полях [1]
Много их у меня накопилось, часто спорных, а иногда и противоречащих друг другу...
Петербургские панорамы. 2009 [2]
Слово о глючном городе [1]
Рассказы об акварелях [2]


Форма входа


Поиск


Друзья сайта
Евгений Кисничан

Лев Каплан





    ArtNow - продажа картин




Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Приветствую Вас, Гость · RSS 2017-09-25, 2:41 PM
Главная » Статьи » Мои статьи и рассказы » Пленэрные истории

Пленерные истории.(3)


(в начало)


(к предыдущей истории)


СИЛА ВЕРЫ.

 

ищущий, да обрящет, просите, и дастся вам.

 

 

     На остове Коневец, кроме монастыря, не было ни каких поселений, а, следовательно, и магазинов. Правда, в паломнической гостинице существовал буфет для финнов, опекающих Коневский монастырь. Там сидела бабуля, в ведении которой находились небольшие монастырские запасы слабоалкогольной продукции. Цены бабуля держала на уровне нынешнего московского ночного клуба.

 

      Когда садилось солнце, в нашей келье наступал вечерний максимум томления.

Пленэрничать было поздно, спать рано, а всенощная не так часто случалась. Вдобавок, у нас отсутствовало электричество.  После пары таких вечеров, мы пробовали сунуться к бабуле, но были прямым текстом отправлены к благочинному за благословлением на покупку и потребление желаемого продукта. Поход в другой конец острова к полулегальным рыбакам, так же не дал положительного результата. Только лягушек в темноте зря передавили. Дело в том, что Преподобный Арсений Коневский, извёл всех змей на острове ещё в ХV веке, и с тех пор лягушек там расплодилось немерянно. Ближе к ночи у них начиналась суточная миграция к Ладоге, а утром на береговые дороги было страшно смотреть, особенно, если там проезжала «Нива» благочинного.  

     

  Ближайший магазин находился на континенте, во Владимирской бухте, около сорока минут ходу на моторном плавсредстве. Обращаться к местному мореходу,

 отцу Гедеону, мы не стали, когда прослышали, что завтра утром прибудет паломнический катер «Коневец».

 

В означенное время, обвешанные пустыми сумками и озабоченные наказами остальных страждущих собратьев по пленэру, мы впятером взошли на причал и обратились к шкиперу «Коневца» с вопросом о его намерениях. То, что мы от него услышали, повергло нас в некоторое смущение.

 

Шкипер сказал, что «туда», он «дочапает», а про «обратно» он не знает и точно сможет сказать только во Владимирской бухте. Потому как, по лету, нагрузка от перевозки паломников большая, движок забарахлил и может крякнуть в любую минуту. Надо починяться, а ремонт займёт два, три дня.

 

  Перспектива проторчать во Владимирской бухте столько времени, пусть даже и рядом с магазином, нас не устраивала. Впрочем, томиться вечерами то же не хотелось, ввиду ещё приличного остаточного срока. Без Божьей помощи было решительно не обойтись.

 

 Мы, не сговариваясь, повернулись к острову, истово перекрестились на сверкающие в солнечном свете главы соборного храма, после чего, без сомнений о грядущем будущем , дружно ступили на борт «Коневца».

 

На подходе к Владимирской бухте, шкипер нам сообщил, что  «таки попробует» дойти обратно, но прибавил, что если он ровно через полчаса не отправится, то следующий рейс на остров состоится только через три дня.

Учитывая расстояние до магазина, количество необходимых  покупок, и весовую нагрузку обратного пути, для нас слова шкипера прозвучали командой на экстренное десантирование.

Не дожидаясь полной швартовки, и установки трапа мы прыгнули на причал прямо через леера, и через десять минут были в магазине. Оказавшаяся там очередь лиц мужского пола вникла в наши проблемы островного образа жизни. Когда вернулись на катер, трап был уже  убран. Двое из наших, что помоложе, запрыгнули на борт. Мы передали им сумки и вскарабкались на палубу.

 

Отдышались минут через двадцать.

Я сидел на корме катера, пил пиво из банки, смотрел на пенящуюся за кормой воду и думал о том, почему Господь был и остаётся с нами, даже в наших деяниях сомнительного свойства…

 

NB:

Нет, мотор «Коневца» не заглох сразу же после швартовки.

Это случилось на следующий день.


___________

Comments:

 

marti:

А много пришлось тащить?

kuzema:

Много не бывает, тем более, что нас на острове было около пятидесяти человек.

Снесли, сколько могли. Да всё одно, ясный перец, надолго не хватило.

marti:

А Емельянов там был?

kuzema:

Не только был, но и участвовал в походе. Бежал с сумками наравне с другими. А ему тогда лет 65 случилось… Ха, интересный момент, крестное знамение перед отходом катера вершил вместе с остальными, хоть и не крещённый…

marti:

Охальничал, что ли?

kuzema:

Не-а! Попробуй, найди неверующего художника )) Художники уже только по сути своей деятельности, божьи люди. И в этом смысле, момент записи в какую-либо конфессию, носит формальный характер. Мы ездим по православным монастырям, а в нашей группе есть и католик, и мусульманин…


(к следующей истории)


_________________________________________________________________________________



Источник: http://kuzema.my1.ru/
Категория: Пленэрные истории | Добавил: kuzema (2008-10-18) | Автор: Кузема Константин Станиславович
Просмотров: 2954
Всего комментариев: 0

Имя *:
Email *:
Код *:
Создать бесплатный сайт с uCoz